Jul 112015
 
Книга профессора Юридической школы Йельского университета Эми Чуа “Боевой гимн матери-тигрицы” вызвала скандал. Живущая в США китаянка жестко и откровенно рассказала о том, как воспитывала дочерей. Вернее, о том, как пыталась перенести китайскую модель воспитания детей на американскую землю. Ее методы шокируют, но ей удалось многое. Об этой книге, ставшей бестселлером в Европе и США, спорят до сих пор. Теперь к дискуссии можем присоединиться и мы.

“Если вы хотите узнать, каким образом китайские родители растят в Америке таких успешных детей (сплошных отличников, победителей математических олимпиад и призеров музыкальных конкурсов), я могу вам об этом рассказать – потому что сама вырастила таких детей. Вот несколько моих секретов: двум моим дочерям – Софии и Луизе – с самых младших классов школы категорически запрещались следующие вещи: ночевать в домах друзей; приглашать друзей к себе “поиграть”; участвовать в школьных спектаклях (и ныть по этому поводу); смотреть телевизор и играть в компьютерные игры; самим выбирать факультативные дисциплины; получать оценки ниже пятерки по всем предметам, кроме физкультуры; не учиться музыке; учиться музыке на каких-либо других инструментах, кроме рояля и скрипки”.
(Описание на ozon.ru)

Чуть было не бросила читать, уж слишком диким и чуждым мне показался описываемый в книге подход. Но потом вчиталась, начала реагировать на юмор. Как минимум, очень любопытно.

Apr 222015
 
Автору было 12 лет, когда она стала принимать наркотики. Днем ходила в школу, вечером продавала себя, чтобы купить зелье. Школу она все-таки закончила, училась на продавщицу в книжном магазине. Когда вышла ее книжка «Мы дети вокзала Цоо», Кристина быстро превратилась в звезду кино и телевидения, стала завсегдатаем разнообразных ток-шоу. Сейчас ей тридцать девять. Книга имеет огромный успех, переведена на многие языки; ее тираж в Германии перевалил за три миллиона.

У меня были знакомые (даже не знакомые, детские друзья), которые постепенно и незаметно ушли в наркотики, не все из них остались живы. Как хорошо, что это не коснулось меня лично, как страшно, что у меня теперь есть собственный ребенок, которому только предстоит удержаться на краю.